Почему в нашей стране, где практически каждый съел не один десяток грибов, все-таки столько больных людей?

Дело в том, что целебные вещества грибов-полисахариды, не выдерживают нагревания, глубокой заморозки, воздействия кислот, и даже соль их разрушает. Вот почему в том виде(вареном, соленом, маринованном), в котором мы их потребляем, грибы являются просто пищей, а не лекарством. С травами проще: их можно кипятить, запаривать, и с целебными веществами ничего не случается. А вот полисахариды — очень нежные структуры. Над этой проблемой — как не повредить полисахариды — специалисты бились несколько лет, и теперь мы знаем, что наши технологии самые щадящие и самые эффективные.


У вас очень много своих грибных препаратов, все ли они являются противоопухолевыми?

Практически все грибы обладают противоопухолевыми свойствами, у одних они слабее, у других — сильнее. Лидерами являются веселка, шиитаке, рейши, кордицепс. Здесь очень важно выбрать правильную методику и воздействовать на каждый вид рака теми грибами, перед которыми он пасует. Мы из своего теоретического и практического опыта знаем, что назначить в том или ином случае, и применяем нужные грибы, обязательно отслеживая ответ по анализу крови.

То есть вылечиться каким-то одним грибом, например веселкой или шиитаке, нельзя?

Можно получить кратковременный эффект. Но стойкий результат достигается только при комплексном применении, сочетаний разных видов грибов. Главное — правильно подобрать эту комбинацию. А это может сделать только опытный врач-фунготерапевт. Нам нужно получить результат в лечении онкологического заболевания, а не просто продать препарат и пустить дело на самотек. Если приходит пациент, который сделал все вовремя — операцию, химиотерапию, то мы сразу объясняем: это хорошо, онкологи проделали львиную долю работы: они убрали опухоль по максимуму. Но страшна даже не сама по себе опухоль, а ее невероятная живучесть и способность «разбрасывать» по организму онкоклетки, которые выюирают себе место и начинают создавать новую опухоль (метастазы). Так вот, в официальной онкологии нет понятия реабилитации онкологического больного; после операции и химиотерапии человека просто выписывают под наблюдение районного онколога, который следит за появлением метастазов, чтобы назначить очередной курс химиотерапии или выписать обезболивающие. Мы этого не дожидаемся, а делаем все, чтобы агрессивные онкоклетки не трансформировались в опухоли. Грибные препараты подавляют их, то есть не дают созревать новым опухолям.

А примеры успешного лечения есть?

Если бы их не было, мы бы не работали. У нас нет агрессивной рекламы, да и рекламы вообще. Есть «сарафанное радио»: получив результаты, люди дают наш телефон своим знакомым, и т.д. Примеров масса — в газете «Грибная аптека» мы печатаем реальные письма. Уходят метастазы, если они уже были, уходят даже опухоли, а говорить о результатах после вовремя проведенной операции и восе излишне: после применения грибных препаратов метастазы не появляются, это для нас аксиома. Причем, даже если был рак четвертой стадии — метастазирования не наступает. Наша пациентка Г. живет уже 8 лет, хотя ей прогнозировали после операции не больше полугода, а сейчас и группу инвалидности сняли, и онкомаркеры в норме. А диагноз был крайне тяжелый. Повторяю, это не единичные случаи.

Почему же ваших грибных препаратов нет в аптеках по всей России?

Увы, на всех хватает только синтетики. Ведь все лекарственные препараты — это синтезированные химические вещества. У фармацевтических фирм нет проблем с закупкой сырья, очень дешевое производство, и за счет этого они могут обеспечить миллионами упаковок все аптеки России. К сожалению, таким образом делают и многие биодобавки, которые заявляются как натуральные. Чтобы насытить рынок и наладить массовый выпуск препаратов, производители синтезируют натуральное вещество, например, зверобой (потому что в таком огромном количестве траву не собрать и не переработать) и выпускают синтетическую биодобавку под этим названием. Мы на это не идем принципиально: мы выпускаем настоящие натуральные биологически активные препараты, которые безопасно и эффективно работают и лечат без побочных эффектов. И мы, конечно, ограничены в количестве сырья, то есть грибной массы. Например, трутовика лиственничного заготавливаем в год несколько десятков тонн, кордицепса — 200-300 кг, а чрезвычайно редкой веселки — и того меньше, не более 100 кг, потому-что этот гриб исключительно дикорастущий, его невозможно вырастить искусственно.

А как же импортные биодобавки из шиитаке, рейши и других японских грибов, их тоже мало?

Таких биодобавок много, и продаются они по всему миру. Но они принципиально отличаются от наших тем, что тоже являются искусственными или «полуискусственными». Искусственные — это синтезированные (кстати, очень неудачно) полисахариды. А полуискусственные — из отработанного мицелия: беруться не сами грибы, а мицелий, отработанные гифы(то, из чего растет гриб). Этот мицелий обрабатывается высокими температурами (чего ни в коем случае нельзя делать, чтобы не повредить целебные полисахариды), проходит химическое очищение и капсулируется. Лечебное воздействие приближается к нулю, но бренд работает — их покупают, считая качественными. Срабатывает и укоренившееся мнение, что за границей все лучше.

Пролистать наверх